Мужа Галина не любила. Да и за что его было любить? Сергея и мужиком-то назвать можно было только с натяжкой. За такого не спрячешься. Все проблемы в семье решались Галиной. Именно ей приходилось думать, как протянуть от зарплаты до зарплаты, чтобы дети ни в чем не нуждались. Именно ей приходилось хлопотать о получении новой квартиры. Именно она решала в каком институте будут учиться ее дети, так как не получив сама в трудные послевоенные годы даже среднего образования, хотела, чтобы ее дети были не хуже других. Из-за них она и с Сергеем не развелась. Жила-терпела нелюбимого мужа, чтобы никто не назвал их безотцовщиной, чтобы не упрекали потом, что лишила их отца. А уж натерпелась… Сергей с годами все чаще и больше пил, и хотя был он мужиком тихим, скандалы в доме не прекращались. Уставшую от забот Галину одинаково раздражал он и трезвый и пьяный. Жила надеждой, что вот вырастут дети, оценят ее самоотверженность и заботу, будут о ней заботиться, и заживет она, наконец, счастливо.
Дети выросли. Только вот вместо ожидаемого счастья прибавили ей горя и забот.
Дочь, в которой она души не чаяла, вышла замуж. Жить бы да радоваться, но зять не позволяет ей общаться с дочерью. Навязался на ее голову. Девочка умница, красавица, образование хорошее получила. Что она в нем нашла? Галина сто раз говорила дочери, что он ее не стоит, а та послушала мужа, ушла с ним на квартиру и совсем перестала заходить к матери. Внучке уже два года, а Галина видела ее только издали.
Сын тоже женился неудачно. Привел в дом детдомовку с ребенком. Ну, зачем молодому парню чужой ребенок? Своих что ли не нарожает? Он что думает, она по любви за него замуж вышла? По ней же видно, намыкалась в жизни, ничего кроме дырявых ботинок на все случаи жизни не имела, а здесь и крыша над головой, и зарплата приличная. То-то от любви она, наверное, как в магазин идет, так и покупает все только себе да своему Димке. О муже и не вспомнит. У него, конечно, и так все есть, но не она, а мать позаботилась, чтобы мальчик ходил не хуже всех. Год так прожили. Сердце матери кровью обливалось на это смотреть, но терпела. С невесткой не ссорилась. Если та, что не так сделает, ничем ее не упрекала. Только сыну каждый раз тихонько говорила, чтобы он поговорил с женой, научил ее жить правильно. Понятно, что в детдоме на всем готовом не приучили ее ни вещи беречь, ни хозяйство вести. Надеялась, что у них это не серьезно и не надолго. Он и сам все поймет. А вместо этого вдруг узнает, что жена решила на его шею еще одного ребенка повесить. Да ему всего-то двадцать два года. Сам еще ребенок. Что ж хомут-то такой на себя надевать? На то она и мать, чтобы заботиться о своих детях, чтобы они по молодости и по глупости ошибок не наделали. В общем, уехал сын в командировку, она и поговорила с невесткой.
— Понимаешь, — говорит, — Сашенька сам постеснялся тебе сказать, попросил меня с тобой поговорить. Не потянет он пока двоих детей. Так мне и сказал, что если ты не согласишься на аборт, то, скорее всего, будет с тобой разводиться. Так что пока он уехал, я с Димкой посижу, а ты уж не затягивай, а то, не дай Бог, останешься одна с двумя детьми. Та поплакала, но деваться некуда. Не решилась одна двоих детей растить.
Сынок через неделю из командировки вернулся, она его и обрадовала. Кто ж знал, что он так отреагирует. Мать-то как лучше хотела. О нем заботилась. А он-то новость услышал и в крик. "Что, - говорит жене, - я твоему Димке плохим отцом был? А моего значит на помойку?". Короче даже слушать ее не стал, отвез обратно в общежитие вместе с вещами. Разошлись и, Слава Богу. Не стоила она его. Он молодой. Еще женится, и свои дети будут. Только вот беда. Начал пить. А пьяный он не в отца. "Тот хоть тихий, а этот как напьется, так мы из своей комнаты выходить боимся," - рассказывала Галина.." Все кричит, что мы ему жизнь испортили.
А мы то, чем виноваты? Мы их не сводили, не разводили. За что они со мной так? Я ведь всю жизнь только о них забочусь. Сама жизни хорошей не видела, так хочется, чтобы хоть они счастливы были. Почему же они такие неблагодарные"?

Комментировать