Шестьсот лет назад король призвал к себе своего астролога. Из тронного зала устремился королевский посыльный — вниз по извилистым коридорам и вверх по винтовой лестнице. Смахнув паутину и отодвинув в сторону сонную летучую мышь, он вошел в запыленную комнату на верхушке Черной Башни, туда, где обитал астролог. «Идем, — молвил он, — королю угодно с тобой посоветоваться».

Астролог взял астролябию, да еще пару каких-то предметов и изо всех сил, на которые было способно его дряхлое тело, захромал за своим провожатым.  Войдя в тронную залу, он пригладил трясущимися руками длинную белоснежную бороду и отвесил низкий поклон. «Мы думаем свататься к принцессе Руритании, — важно сказал король, — стоит ли это делать?»

«Ваше величество! — ответствовал астролог, — Вы родились под знаком Льва и всегда хотите быть в центре внимания; принцесса же появилась на свет под Рыбами, а потому мечтательна и не от мира сего. У Вас на пути много трудностей… Кстати, сегодня Ваше счастливое число — 6″.

«Ясно, — хмыкнул король, — возьми золотой дукат за труды и отправляйся к своим летучим мышам».

Этого никогда не происходило.

Шестьсот лет назад король призвал своего астролога. Из тронного зала устремился королевский посыльный — вниз по извилистым коридорам и вверх по винтовой лестнице. Отодвинув в сторону наборы для изготовления свечей и держатели для макраме, он вошел в комнату на верхушке Черной Башни, туда, где астролог занимался медитацией. «Идем, — молвил он, — королю угодно с тобой посоветоваться».

Астролог взял астролябию и набор цветочных лекарств и изо всех сил, на которые был способен его дряхлый архетип, захромал за своим провожатым. Войдя в тронную залу, он пригладил трясущимися руками ауру и низко поклонился. «Мы думаем свататься к принцессе Руритании, — сказал король, — стоит ли это делать?»

«Ваше величество! — ответил астролог и удобно уселся на стопке сочинений Юнга. — Звезды говорят, что у Вас было трудное детство, и Вы гораздо чувствительнее, чем думают о Вас большинство людей. Ваше призвание — целительство, и у Вас нераскрытый творческий потенциал».

«Спасибо, — сказал король, — вот уж объяснил, так объяснил. Не изволишь ли сам воспользоваться этой золотой банальностью?»

Этого никогда не происходило.

Шестьсот лет назад король призвал своего астролога. «Я думаю свататься к принцессе Руритании, — сказал он. Стоит ли это делать?»

«Ваше величество, — отвечал астролог, — звезды говорят, что принцесса будет привлекать поэтов, философов и художников со всей Европы, и двор Ваш прославится как обитель учености. Этот брак создаст прочные узы между двумя царствами, а отец принцессы станет ценным союзником в предстоящей войне с варварами. Но все Ваши дети умрут раньше Вас, поэтому после Вашей смерти трон перейдет к Вашему нечестивому брату, который будет угнетать народ».

«Что ж, — сказал король, — теперь мне есть, над чем поразмыслить. И есть конкретные сведения, на которых я буду основывать свое решение. А ты возвращайся к своей науке».

Этого также не происходило, но это дает гораздо более верное представление о том, какой была астрология большую часть своей истории.